Наш новый центр - Сложный проект

Более того, компания продолжает активно развиваться и расширять свое присутствие на автомобильном рынке Северной столицы. Обо всем этом мы беседуем с ее генеральным директором Александром Юрьевичем Альтфельдом.


Колёса: За те годы, что существует Swed-Mobil, это имя для петербуржцев стало практически синонимом Volvo. Вы просто непотопляемы!
А.А.: Приятно это слышать. Мы продаем и обслуживаем автомобили Volvo очень давно – с 1993 года. За это время с карты города исчезли четыре дилера Volvo, а мы продолжаем работать. Учтите, что у компании Swed-Mobil нет никакого другого бизнеса, кроме Volvo.

Колёса: Насколько мне известно, вы сегодня располагаете двумя торгово-сервисными точками – на проспекте Энергетиков и на Приморском проспекте, но обе уже исчерпали лимит дальнейшего развития. Будет ли у вас новый центр?
А.А.: А без этого сегодня никак. Мы строим крупный объект на Приморском проспекте и планируем его завершить в начале 2006 года. Это достаточно сложный проект – здание центра имеет четыре этажа, соединенных шестью лифтами. На этажах располагаются сервис, шоу-рум, интернет-кафе, бильярдный зал и офисы. Все стараемся делать для удобства клиентов, самых важных для нас людей.

Колёса: И во сколько это обойдется?
А.А.: Мы рассчитывали уложиться в четыре миллиона долларов, но конечная цифра, по всей видимости, составит четыре с половиной при окупаемости в течение пяти лет. Причем мы не стали экономить на дизайне, обратившись к услугам по-настоящему хорошего архитектора. Вообще, будет много нового – и технически, и с точки зрения дизайна.

Колёса: Существует ли в вашей компании контроль за качеством работы с клиентами?
А.А.: Конечно же, существует. Это фирменная вольвовская система CFL. Функционирует она следующим образом: сведения обо всех клиентах передаются в представительство Volvo Car, а оттуда – в авторизованную социологическую службу "Рамир", сотрудники которой обзванивают клиентов и задают им кучу вопросов. Нам эта схема совершенно не нравится. Я не считаю возможным беспокоить своих клиентов таким образом. Получается, что не мы помогаем решать их проблемы, а они – наши. Это неправильно. Более приемлемым алгоритмом нам представляется рассылка клиентам анкеты в конвертах с марками и обратным адресом. Захотел – заполнил и отправил, не захотел – порвал и выбросил в мусорное ведро.

Колёса: Кадровая проблема перед вами стоит?
А.А.: Конечно. Как вы считаете, какая у нас самая "горячая", дефицитная специальность?

Колёса: Наверное, что-нибудь связанное с сервисом?
А.А.: Верно. А именно механик. Рядовая, казалось бы, должность. Но на этой позиции должен находиться человек со средним, а еще лучше с высшим техническим образованием, с опытом работы и смекалкой. К тому же молодой – ведь в сорок лет мастер задумывается о карьере, о более высокой должности. Если нам не удается найти интересную для него позицию, он остается в нашей структуре, если нет – уходит. Тогда приходится начинать поиск сотрудника сначала. С менеджерами по продажам и маркетингу, вроде бы, проще: предложение даже превышает спрос. Однако количество вовсе не означает качества.

Колёса: Как вы относитесь к тому, что компания "Рольф-КарЛайн", отказавшись от дилерства Volvo, сохранила статус уполномоченного сервисного центра?
А.А.: Абсолютно нормально. Видимо, такой статус им предложило представительство Volvo Cars в России. И правильно: пока не введен в строй дилерский центр PAG (он будет представлять марки Volvo, Land Rover и Jaguar, входящие в PAG – Premier Automotive Group – прим. ред.), принадлежащий холдингу "Евросиб", сервисных возможностей Volvo в Петербурге будет не хватать.

Колёса: А вы не задумывались о дилерстве PAG?
А.А.: Задумываться-то можно. Но есть корпоративная политика, согласно которой нашему городу предписан только один дилер PAG. И юридически он уже существует.

Колёса: Как складываются отношения с российским представительством Volvo Car? Поговаривают, что оно проводит довольно-таки жесткую политику по отношению к своим дилерам.
А.А.: Необходимо научиться выполнять корпоративные стандарты. Другого выхода нет, даже если тебя что-то и не устраивает. Таков порядок.  Мы уверены, что договориться всегда можно. Тем более что в последнее время представительство стало гибче и охотнее идет дилерам навстречу.

Колёса: А вам не приходилось при контактах с представительством в качестве аргумента приводить свои немалые, в общем-то, заслуги перед маркой?
А.А.: Случалось и такое. Но, по-моему, особого эффекта это не возымело.

Колёса: Машины марки Volvo, которые приобретены Администрацией Санкт-Петербурга, обслуживаются у вас?
А.А.: Да. И не только старые 940-ые, но и новые S60 и S80, которые в общем количестве 69 штук приобретены Администрацией города в 2004 году. Volvo 940, которые уже много лет эксплуатируются в ГАП "Смольнинское", я считаю вообще "неубиваемыми". Пробег некоторых экземпляров приблизился к миллиону километров, но эти машины до сих пор в очень хорошем состоянии. Потому что обслуживаются регулярно и на фирменном сервисе. Жаль, что в свое время, когда 900-ю серию снимали с производства, не нашлось никого, кто сумел бы договориться со шведами о ее сборке у нас, в России. Цена машины в самой простой комплектации могла бы составить около $15 тыс – лучшего и не пожелаешь.

Колёса: А современные модели столь же надежны и долговечны?
А.А.: Естественно, нет. Ведь надежность техники напрямую зависит от ее сложности. В современных машинах масса сложной механики и электроники, поэтому вероятность выхода из строя какой-нибудь детали или узла выше. Иначе и быть не может. Это касается не только Volvo, но и любого автомобильного брэнда.

Колёса: Автомобили Volvo считаются дорогими в обслуживании.
А.А.: Это не более чем легенда. Как показывает опыт крупных компаний, в парках которых есть машины разных марок, километр пробега Volvo дешевле километра пробега Audi и BMW и намного дешевле, чем Мерседесов.

Колёса: Бытует еще одно мнение: автомобили Volvo отлично приспособлены к российским условиям. Насколько эффективна их адаптация?
А.А.: Вы же понимаете, что никто не будет серьезно адаптировать свои машины для такого малозначительного рынка, как российский. Сколько у нас было продано автомобилей Volvo в прошлом году? Пять тысяч. А в Америке – сто семьдесят. Вот для такого рынка есть смысл заниматься спецподготовкой. А мы просто держим на складе большой запас ходовых запчастей – шаровых опор и амортизаторов.

Колёса: Кстати, на кузовной ремонт сейчас есть очередь?
А.А.: Есть. Раньше, до принятия закона об обязательном страховании автогражданской ответственности, наш кузовной участок был недогружен. Теперь – перегружен.

Колёса: Есть ли у вас сложности в работе со страховыми компаниями? Руководители многих дилерских центров жалуются, что на сервисе "подвисают" серьезные суммы, которые страховщики не торопятся оплачивать.
А.А.: Никаких подобных сложностей нет. Со страховыми компаниями надо работать и надо уметь работать. Их представители сидят у нас в салоне, и, если эти компании не будут вовремя оплачивать ремонтные работы, они лишатся клиентов. Вот и все.



Все статьи