«Калина» дала первые всходы

Официальные продажи автомобиля «Лада-Калина» начались. В Москве за нее просят больше $9 тыс., но в наличии машин пока нет. При этом сами же продавцы отговаривают брать «совсем сырую» машину и уговаривают вместо нее купить десятую модель.
Выпуск «Калины», долгожданной и современной новинки АвтоВАЗа, разработанной еще в восьмидесятых годах прошлого века, много раз переносился и откладывался. Потом переносились и даты начала продаж автомобиля. Даже когда представители марки в конце мая объявили о том, что счастливым покупателем первой «Калины» стал ветеран завода в Тольятти, у большинства дилеров машина была представлена только одним выставочным экземпляром, без цены и сервисной книжки, с пометкой для продавцов «Продаже и гарантийному обслуживанию не подлежит». И в салонах покупателям предлагали до августа не беспокоиться о покупке, потому что продаж раньше осени никто не ждал.
Сегодня уже почти все дилеры Москвы обещают привести под заказ «Калину» за две недели и $9150.
Но со своими выставочными образцами расставаться не хочет никто.
Чтобы продавать хорошую машину, особый талант не нужен, она сама себя продает. В салоне «Инком-Лада» на Каширке мне бы явно не смогли продать ничего хорошего.
Я же пришла прицениться и прокатиться на «Калине».
На улице как раз шел сильный дождь, а все отечественные машины продаются, похоже, исключительно на открытых площадках, огороженных заборчиком.

– Мне бы «Калину посмотреть»…
– На улицу выйдите и смотрите.
– А консультанта можно позвать, а то я в машинах не очень.

Минут через пять появляется щупленький флегматичный продавец с большим зонтом.

– Пошли», – командует он, и мы начинаем перепрыгивать через лужи. – Вот, – и он показывает рукой на синюю неприметную машину.

Я пытаюсь расспросить его о «Калине», но он молчит. Я пытаюсь открыть дверцу, но машина заперта. Продавец бормочет что-то о старшем продавце, у которого ключи и без которого в машину сесть нельзя.

– У меня нет времени устраиваться к вам старшим продавцом. Я просто хочу посидеть в машине.

Он недовольно вздыхает и удаляется, перепрыгивая через лужи.
Еще через пять минут я впервые сажусь в «Калину».
Она оказывается намного светлее и просторнее, чем я могла ожидать. Салон обшит каким-то светлым ситчиком, «дутая» приборная доска сделана из вполне приличного пластика. Потолок не давит на брови, как в «десятке», и заусенцы с ручки переключения коробки не впиваются в пальцы. Я пытаюсь узнать у продавца, что он думает о машине, и не получаю ответа.

– Я вот читала, что, поскольку машина новая, у нее могут быть проблемы…
– Какие проблемы? Колеса что ль отвалятся?

После вопроса о возможности тест-драйва он насторожился и спрятал ключи поглубже в карман.

– А что лучше – «десятка» или «Калина»?

Мальчик вопроса не понимает и пожимает плечами, отводя взгляд в сторону. Ему такое сравнение в голову явно не приходило.

– Понятно. А на заказ машину долго ждать придется?
– Хотите, хоть эту забирайте, – и продавец пинает «Калину» в колесо.

У администратора на выходе я узнаю, что мальчик ошибся и салон мне выставочный экземпляр не отдаст, он у них такой один. А если я хочу покататься, нужно ехать на площадку возле МКАД.

– Вы уверены, что хотите эту машину? – спрашивает меня тамошний консультант, садясь на водительское сиденье и заводя мотор. – Плохая машина, зачем она вам? Возьмите «десятку»!
– А чем плохая-то? Она же новая совсем!
– Это и есть самое плохое! Сырая вся, двери плохо закрываются, кнопка бардачка уже заела, а за эту цену можно «десятку» «с полным фаршем» взять. – В этот момент мы медленно едем вдоль рядов «десяток», вишневых синих и серых металликов. – Если уж так вам «Калина» приглянулась, купите ее через год, когда в интернете появится достаточно отзывов и завод свой конвейер окончательно настроит. Зачем же быть подопытным кроликом и из пробной партии покупать?

Грамотный продавец рассказывает, что технически машина почти полностью повторяет «десятку», мотор, подвеска – все то же самое. Нового – центральный замок, два громко жужжащих стеклоподъемника, иммобилайзер и кнопка открывания багажника. Антикора нет. Когда я спрашиваю про подушки безопасности или кондиционер, он только ухмыляется. Да, немного улучшили коробку – поставили колечко для включения задней передачи, как на европейских машинах. А вместо парктpоника – пищалку, которая врубается вместе с задней передачей.
Руль помогает крутить электроусилитель, о существовании которого можно узнать по шуршанию и скрежету.
Отдельной строчкой в описании машины вынесены «бесшумные замки» и «зеркала на джойстиках».

– За девять штук мы вам из «десятки» конфетку сделаем! – продолжает охмурять продавец. – Возьмем, конечно, не базовую комплектацию, а люксовую – она с велюровым салоном идет, чуть подороже. Потом поставим европанель, музычку, антикор сделаем, и, может быть, даже на литые диски деньги останутся!

У него профессионально горят глаза, он уже видит меня на велюровом сиденье «десятки». Пообещав еще раз все обдумать, я еду в следующий салон.

В «Элекс-полюсе» посидеть в машине нельзя – она загнана на подиум. И консультанты по площадке там не бегают, девушка-администратор сама рассказывает все, что думает про машину: «Не покупайте ни в коем случае! Хотя бы в этом году. Через годик самое раннее». Причины она называет те же: «Новая. Конвейер не отлажен. И вообще, у нас говорят, что "Калина" будет все время переворачиваться. А случись что, запчастей не дождешься месяца три, не меньше. Возьмите "десятку"». Тем не менее она говорит, что очередь покупателей уже выстроилась, на первую партию записались семь человек.

В «Гермес-Лада» и «Лада на Варшавке» машин еще не было, но продавцы ее уже ругали. Тоже советовали брать «десятку», мол, сами ездят и не жалуются. А в «Лада Фаворит» новинки уже не было, но и там от нее не в восторге.
Так что прокатиться за рулем «Калины» мне нигде так и не удалось.
Но по большому счету меня это не удивило. Странно, что продавцы даже не пытаются расхваливать новинку, которая выглядит явно лучше прежних моделей и внутри и снаружи. Может, конечно, они опасаются продавать не доведенную до ума машину, сошедшую с вазовского конвейера. Просто хорошо усвоили, что когда отечественный производитель начинает продавать свои новинки, испытание автомобиля проходит при активном участии покупателя. У них, наверно, перед глазами стоит первая «восьмерка» с провисшими дверями или первая «десятка» с разъезжающимися лонжеронами. Впрочем, не исключено, что ими движет совсем не забота о покупателе, а необходимость распродажи залежалого товара. Площадки всех автосалонов густо уставлены вазовскими «десятками», которые за последний месяц подешевели почти на $200.

 


Все статьи