Автомобиль песни и пляски. Первый отечественный лоурайдер

Объяснимся. Типа — что такое лоурайдер, зачем, почему и как. И откуда. Впрочем, откуда — можно не объяснять. Ясно откуда, из Америки. В империи автомобилизма, где заметный процент населения был зачат в машинах, а кое-кто в них и рожден, придумываются, вольно или невольно, почти все забавные трансформации автомобиля. Из средства передвижения в средство чего-нибудь еще. Повеселее.

Как всегда, руководящей и направляющей силой автомобильных приколов и причуд, к которым относятся всякие хот-роды, монстр-траки и, чего уж там, соревнования по звуковому давлению, являются американские старшеклассники, студенты и их более или менее трудоустроенные сверстники. Лоурайдер — одно из порождений этого беспокойного и небезрукого племени.

Какой-то неведомый миру двоечник Джонни получил от папы в подарок на день рождения его старый пикап. «Он служил мне, сынок, еще когда мы с мамой жили в Висконсине. Тогда умели делать машины...» Двоечник, конечно, предпочел бы «Корвет», причем сделанный не «тогда», а сейчас. Но папа ни в Висконсине, ни здесь, в Колорадо до вице-президента банка не дослужился, поэтому — чем богаты. Одноклассники, такие же раздолбаи и прикольщики, подваливали к своим подаркам колеса дурного размера, оттопыривали мосты на десять дюймов от рамы и получали, на радость одноклассницам, голенастые псевдовездеходы. Бездорожья страшнее спид-бампа («лежачего полицейского») напротив школы эти монстр-траки никогда не встречали, зато, когда помогаешь однокласснице забраться в кабину, можно наконец выяснить насчет трусов. Тогда юные американские девы еще носили юбки, а вопрос нижнего белья волновал юношей необыкновенно. Но все же меньше, чем автомобильный вопрос, точнее — что сделать с папиным траком, чтобы все в школе обалдели.

  

  

Джонни из-за ограниченного бюджета или в силу природных большевистских замашек пошел другим путем. Купил колеса на два номера меньше, отрезал по полтора витка от пружин подвески и по дешевке задул всю эту байду снаружи оранжевым акрилом (распродажа просроченных запасов ВМФ). Папин трак лег на пузо, с трудом теперь перелезая через школьный спид-бамп, но теперь хотя бы по осанке стал чуть походить на «Корвет», и поток одноклассниц через правую дверь кабины оживился. Так, вероятно, был рожден лоурайдер — автомобиль с пониженной подвеской, для понта.

Американцы никогда не останавливаются. Пока не доведут начатое до совершенства или до абсурда. После первых же каникул на школьном дворе оказались еще две «утоптанные» машины, посаженные еще ниже и преодолевающие спид-бамп уже не с трудом, а со скрежетом. Дальше — больше, и вскоре модники поняли, что сделать себе машину с дорожным просветом в два дюйма это одно, а ездить на ней — другое, часто несовместимое с первым. Кто-то допер поставить на свой лоурайдер амортизаторы с регулируемым просветом, их в Америке делали давно, но на свой манер: там надо было подсоединять компрессор и надувать подвеску до нужного уровня. После нескольких последовательных усовершенствований появились лоурайдеры, которые могли стоять на подвеске, как совершенно обычная машина, и ездить кругом без всякого риска, а в нужный момент, путем несложных манипуляций с тумблерами в кабине, лечь на брюхо и перемещаться, как летающий крокодил из известного анекдота.

Случайно или нет (наверняка случайно), кто-то следующий обнаружил, что процесс «встать-сесть» у лоурайдера с регулируемой подвеской проходит довольно динамично и выглядит забавно. Ведь к этому времени нашлись фирмы, которые стали делать готовые комплекты регулируемой подвески. Есть спрос — есть предложение. Капитализм!

Оставалось совсем немного, чтобы «летающий крокодил» стал танцующим — сделать управление подвеской независимым для всех четырех колес. Фирмы (небольшие), выпускавшие комплекты «активизации» подвески, это быстро учли, не «Дженерал Моторс», чай, все можно за неделю перестроить. И пошла гулянка на стоянках перед школами и ближайшими супермаркетами — у кого машина веселей спляшет.

Вот здесь самых терпеливых должно наконец пробить на вопрос: «А зачем?» Так ведь было уже сказано. Сначала — для выпендрежа. А позже — для потехи. Ну нельзя же так, в самом деле. Веселее надо на жизнь смотреть.

Вид автомобилей, которые могли приплясывать на колесах, идти вприсядку и даже (у самых умелых операторов) подпрыгивать чуть не на полметра в высоту, оказался настолько привлекательным для организаторов всевозможных автомобильных и околоавтомобильных шоу, что выступления лоурайдеров стали такой же неотъемлемой частью массовых автовыставок и игрищ, как «бикини-шоу». А бикини-шоу (возможные только в пуританской Америке) не что иное, как давний школьный вопрос о трусах, переведенный в плоскость профессионального шоу-бизнеса.

Жанр проник и в Европу. Вот уже третий год подряд на главной европейской выставке по car audio в Зинцхайме шоу лоурайдеров занимает центральное место в «культурной программе». Последние два года происходило это так: на площадку, окруженную трибунами, по очереди выезжают лоурайдеры. Водители достают из багажников пульты управления подвеской и шаманят с ней так, что автомобиль совершает самые невозможные кульбиты не трогаясь с места. Происходит все это под музыку, и задача оператора — исполнить предлагаемый танец как можно более артистично. Часто устраивают даже конкурс «человек-машина», когда одновременно танцует экзотически разодетая дива и чудо-автомобиль. В Зинцхайме так и происходит, а пара-победитель определяется на специфический car audio манер: по окончании выступления включается измеритель уровня звукового давления, установленный на штативе на краю «танцплощадки», и фиксируется громкость аплодисментов, воплей и гиканья зрителей. На кого громче реагировали — тот и победил. Зрители об этом, понятно, знают и стараются так, что уши закладывает.

Бывают в программе шоу и показательные выступления. Один из участников шоу в Зинцхайме развлекал зрителей тем, что подкладывал пустую банку из-под кока-колы под днище машины, а потом, с пульта, грохал на нее балкой переднего моста, превращая банку в блинчик толщиной меньше сантиметра. Это и был минимальный дорожный просвет его авто.

Злой рок привел на трибуны шоу лоурайдеров в Зинцхайме Вадима Джалалова, и процесс стал необратимым. Вадим задумал построить первый в нашем отечестве лоурайдер и посмотреть, что из этого выйдет. Причем задача с самого начала была поставлена шире, чем на Западе, Россию-то аршином общим — не того... Танцующая машина должна была обеспечивать себе и музыкальное сопровождение. То есть иметь и достойную аудиосистему, которой у лоурайдеров на шоу в Германии не было ни в одном авто — Вадим облазил их все.

В качестве платформы для нового проекта решено было взять «Оку» — культовый отечественный автомобиль с тех пор, как «Запорожцы» стали иномарками. Пока подыскивали подходящий экземпляр, из США ехал комплект электрогидравлики для активной подвески. Комплект — это четыре гидравлических стойки подвески и два генератора, управляющие давлением в цилиндрах стоек. Генераторы давления, больше всего похожие на атомные бомбы из фильмов про международных террористов, — на самом деле агрегаты не шутейные. Электрические насосы создают в накопителях давление до 600 атмосфер, и гидросмесь под этим давлением можно, управляя электроклапанами, направлять по выбору в каждую из четырех стоек подвески.

Стойки впереди заменили штатные почти без переделок кузова. Почти — потому что пришлось все же удлинять опорную чашку: новая стойка оказалась намного длиннее штатной. А сзади переделки оказались куда более радикальными. Пружины над балкой заднего моста были изъяты совсем, их заменили новые, совмещенные со стойками. Кроме того, после первых же экспериментов выяснилось, что и саму балку надо переделывать. Теперь она — телескопическая, без этого не получалось независимое управление задними стойками подвески. Весь гидравлический цех получает питание не от штатного аккумулятора, разумеется. В центре машины, чтобы не нарушать развесовку, установлены два дополнительных аккумулятора по 90 Ач. Управление электроклапанами происходит с пульта по кабелю длиной метров пять, так что оператор может находиться вне автомобиля. И очень хорошо, что может. Автор этих строк, в порядке опыта на себе, попробовал посидеть в «Оке», когда Максим Кресов — единственный пока у нас обладатель редкой специальности «оператора лоурайдера» — отрабатывал какое-то замысловатое коленце с приседанием на задний мост. Интересное ощущение. Наверное, такое же возникает при вынужденной посадке на торосистый лед. Наверное...

  

Фокус с расплющиванием пустой тары Максим даже усовершенствовал и с изяществом демонстрирует его одним колесом: «Ока» деликатно задирает ногу (да, да, очень похоже на то, что вы подумали), а потом решительным жестом шлепает ею об то, что под нее подставили.

Дебют «танцующей «Оки» состоялся на фестивале «Экзотика-2000» в Тушино, где лоурайдеру организаторы поручили встречать гостей на церемонии открытия. Музыкальное сопровождение тогда исполнялось другим автомобилем (разумеется, автомобилем, чем еще можно музыку играть). А вот на «MIMS-2000» «Ока» собирается танцевать уже под собственную музыку. Автомобиль песни и пляски, как и было сказано.

Андрей ЕЛЮТИН, Журнал "Автозвук" • № 8 / 2000